Уженье на метлицу (метлу)

Категория: Рыбалка в Самаре

Автор: goodspin от 14-07-2018, 22:24, посмотрело: 196

0

Уженье на метлицу (метлу)

Посвящается П. М. Смоленцеву

 I.

Сколько помнится, в нашей рыбо-охотничьей литературе не встречается описаний одного из интереснейших родов уженья - уженья на метлицу или метлу. Такой пробел объясняется, вероятно, недостаточным распространением у нас этого специального вида уженья. Объяснение это подтверждает и Д. П. Сабанеев, в монографии о леще: „Есть — пишет он, — два, малоизвестных и малоупотребительных, но местами чрезвычайно добычливых способа уженья леща, это лов на метлу и лов нахлыстом на овес" („Рыбы России" изд. 1892 Г. т. II стр. 183).

С уженьем на овес мы теперь уже знакомы, по статьям'!» граждан И. И. Попова и В. Витторт, помещенным в Вестнике за 1904 г., но уженье на метлицу – едва ли не составляет новости для всех и каждого из нас. Казалось бы, одна добычливость лова, которая так притягательна, не говоря о новизне и оригинальности лова, должна была глубоко заинтересовать нашего брата в уженьи на метлицу, но к удивлению этого почему-то не наблюдается до самого последнего времени. Не было энергического толчка, внушительного почина, и потому никто из удильщиков не взялся за уженье на метлу и пропаганду о нем.

С своей стороны, я должен признать себе, в этого рода уженьи, полным профаном, имеющим о нем самое смутное теоретическое представление. Сознаюсь, о метле, как отличной насадке, я знал уже давно, из книги П. Терлецкого: „Жизнь рыб", изд. 1879 г., но на практике ни разу не испытал уженья на метлу, не хватило интереса, желания, предприимчивости. Слишком уж консервативен наш брат: любит ходить по проторенной тропе и не охоч до новаторства, новых приемов и способов. Пристрастится к чему-либо одному и не отрывается от этого излюбленного ни для каких других интересов. Каюсь в этом гpeшен и сам! Доселе всем насадкам предпочитал исключительно пшенную кашу, благо на нее идет и сазан, и другие сорта карповых рыб. Но каша кашей, а при ней не следовало брезговать и метлицей. Надлежало, по крайней мере, хоть испробовать лов на метлу, прежде чем махнуть на него рукой. Но прошлого не вернешь; надо хоть в будущем наверстать упущенное. И я твердо решил сделать это.

II.

Нечаянный случай навел меня на мысль об уженьи на метлу. Дело было так. В одну из охот „не удавшегося" прошлого лета, когда я полным анахоретом просидел на берегу р. Дона, под с. Селявным, десять дней, совершенно без почина, в смысле трофеев, так как сазан совсем отбился от рук и не хочет брать даже сваренную с сахаром кашу, на которую, как утопающий за соломинку, я возложил последнюю надежду, и когда я изнывал от тоски и одиночества, а чтоб не разучиться говорить - поругивал плескавшихся сазанов, желая им всяких пакостей ко мне явился крестьянин-старичок - первая живая душа во всю эту злосчастную охоту. Я обрадовался ему, как брату, чтоб разделить с ним время и отвлечься от окружающей бестолочи, я пригласил старика на чай и ужин. От чаю он отказался, а от „варнопольца", как и следовало, пришел в восторг.

Разговорились о злобе дня - хроническом, бесклевье лета. Старик оказался и сам рыбаком и даже удильщиком.

Осведомясь о роде моих насадок, он спросил:

— А на метулику не пробовал?

 Я ответил отрицательно.

— Напрасно, - продолжал дед - хорошая штука! Сам на нее ловил и тебе советую. Рыбак я был, барин, любил порыбачить. Было это давешь. Теперь не займаюсь... бросил. Стар стал, вижу плохо. А допрежъ ловил здорово! Много рыбы извел. Да и рыбы тогда было страсть! Теперь что? Половины не осталось... А на метулику попробуй, - благодарить будешь. Любит ее рыба! Всякая, почитай, берет, - стерлядь, сазан, лещ, голавль, судак...

— Больших, дедушка, ловил сазанов? — перебил я.

— Больших не ловил. Поймаешь его.

— Отчего-ж так? - допытывался я.

— Чека не берет! Знамо, и большие брались, да крючки ломали. Ловишь на махонькой, на большой нельзя: не насадишь на него метулику. Слабая она, разорвешь... А сазану и на, руку. Захлеснешь его, а крючек хрястъ!

— И много, дедушка, ловил на метлу?

— Много ловил, барин, - не поверишь, пожалуй. Бывало, посидишь с утра до обеда, ан пуд, а то и больше. Знамо, не всегда так; а случалось. Сядешь это у карчи... А карчи было ужасть!.. Крючка некуда сунуть. Бросишь пареной ржи - рыба к тебе стадом. И потаскивай!.. Всякая, а больше сазан и лещ. Лещей больших таскал, а сазанов больше 5 фунтов не случалось. И то с трудом... Боек дюже, каналья!

— И занятная, это штука, я те скажу, - соблазнял меня дед, оживляясь, - как закинул, - глядь - берет! Помни одно: чуть зашевелить лесу - тащи! А то сорвет метулику... Без привычки будешь зевать, а как натореешь, - весело это... Таскаешь, как из чашки. Только вот сазаны здорово обижают...

Долго еще длилась наша беседа. Старик рассказал о добывании и хранении метлицы, о наиболее подходящих  для уженья пунктах данной местности, о снаряжении удочки и некоторых приемах лова, рекомендуя, между прочим, после поимки нескольких рыб менять место уженья.

Настала уже ночь, когда мы расстались, довольные друг другом. И эту ночь, и последующее время, я уже, не скучаю. Еще бы! „Мой любимый, старый дед!" Как я его благодарил за науку и ободряющее настроение, скрасившее мне конец скучной охоты.

Крайне занятый рассказом деда, я даже не спросил об его имени; недавно же узнал, что мой Терентьич переселился в лучший мир...

„Откуда нет возврата, куда дороги нет!"...

III.

Рассказ деда подействовал на меня возрождающе; заманчивые картины уженья на метлу рисовались в моем воображении во всей неизведанной прелести, и у меня тут же созрело решение, во что-быто ни стало, испытать лов на метлицу - этот универсальный лов на универсальную насадку. Особенно улыбалась возможность сыграть скверную штуку с сазаном; манила и добычливость уженья, не ради, конечно, самой добычливости, а ради оживления, разнообразия охоты, повышения интереса к ней.

В правдивости рассказа деда я не сомневался ни минуты, не сомневаюсь и теперь. Раздумывая об услышанном, я припомнить любопытные черты из своих наблюдений о пристрастии рыбы к метлице - этому естественному, самой природой назначенному рыбе, корму, и уверенность в жадном клеве на метлу окрепла еще более.

Обыкновенно, в наших местах, по р. Дону, так называемый  ход метлицы, т. е. валовой подъем ее из реки, происходит три-четыре раза в лето: в слабой степени - в конце мая, наиболее интенсивно - в июне и июле, редко и слабо - в августе. Начинаясь вечером, ход метлицы продолжается всю ночь и заканчивается с восходом, солнца. Продолжительность каждого хода колеблется от 3 до 7 дней.

Для иллюстрации, позволю себе привести картинное описание Терлецким хода метлицы, в р. Западной Двине, и любопытных превращений насекомого. Вот эта яркая картина: - „Только погаснет последний отблеск солнца на вершинах далекого леса и увлечет с собой томящую духоту летнего дня; только сумерки стянуть сглаживать очертания окружающих предметов, как над спокойно движущеюся поверхностью реки начнут показываться и летать беленькие, почти прозрачные, нежные мотыльки, масса которых все растет, все увеличивается, прибавляясь постепенно, и, наконец, совсем почти скрывает под собою широкую реку, от одного берега до другого. Самая сильная метель, какую только можно себе представить, но метель живая, вдруг появляется на протяжении нескольких десятков верст вдоль по реке, и часа через два вся ее поверхность и прилегающие берега совершенно побелеют, как зимою, от неисчислимого количества павшей и уже мертвой метлицы".

,,Самка метлицы, падая в воду и сама погибая, оставляет снаружи задней части туловища мешочек, наполненной желтенькими маленькими яичками, которые едва возможно различить, - так они малы. Мешочек этот, вместе с телом метлицы, суток двое или трое, смотря по погоде, остается на поверхности, пока не намокнет, тогда уже падает на дно. Из яичек выходят маленькие, беленькие червячки; они зарываются в речной ил и после нескольких месяцев обращаются в личинку, которая и живет в иле до следующего лета. Достигнув в июле  полной зрелости, личинка метлицы, с наступлением сумерек, вертя хвостиком и изгибаясь винтообразно головкою кверху, выползает из илу, и подымаясь все выше и выше к поверхности, чуть только коснется воздуха, как оболочка ее мгновенно лопается, и беленький, безукоризненно чистенький мотылек, оставляя свою мягкую скорлупу, выпархивает мгновенно и начинает кружиться в воздухе".

Из приведенного описания следует, что под метлицей вообще, в виду ее превращений, разумеются две формы насекомого: личинка, живущая в илистом дне и берегах рек, и мотылек, выходящий из личинки (рисунок метлицы и ее превращения помещен на стр. 184 указанного труда Сабанеева).

Обе формы насекомого служат пищей рыбе, но наиболее истребляется ею собственно личинка метлицы, по крайней мере, по р. Дону. Истребление это совершается на дне реки, в момент выхода личинки из илистого дна. Можно с уверенностью допустить, что во время хода метлицы вся рыба вообще стоить на дне, подстерегая выход личинок из нор, и хватает добычу, по выходу ее наружу. Эту догадку основываю на том, что в ходе метлицы рыба перестает играть, и поверхность реки замирает. Если бы рыба брала с поверхности, получалась бы совершенно иная картина.

Жадность рыб до метлицы подтверждает и Сабанеев; по его словам, метлица „составляет самую лакомую пищу рыб, так что они нередко объедаются ею и умирают". Действительно, ход метлицы - это праздник для рыб всех пород; метлица для них валтасаров пир, высоко изысканное блюдо, предпочитаемое всем другим элементам питания.

Последствия этого явления я нередко испытывал на себе: случалось, что мои поездки на р. Дон совпадали с ходом метлицы, и это время отмечалось полным отсутствием клева всякой рыбы вообще - до прекращения хода метлицы. Объевшись ею за ночь, рыба, в том числе и наш приятель сазан, в течении всего дня предается наслаждению кейфа и не удостаивает вниманием никакую насадку. В эту пору на уженье плюнь! Или выжидай прекращения „хода", или возвращайся вспять.

На основании сказанного и вместе с моим ментором-стариком, я разумею в качестве насадки только личинку метлицы. Превосходя мотылька и ростом и относительной крепостью строения, личинка должна служить предпочтительной пред мотыльком насадкой, и тем более, что мотыльков можно добыть, да, и то с трудом, только во время хода метлицы, тогда как личинок легко достать всегда и в любом количестве в течение почти всего лета. Добываются личинки так: нужно всмотреться в надводную черту берега, и если он продырявлен норками, представляет пористую, губкообразную массу, - это служить показателем присутствия метлицы в прилежащем к такому берегу подводному илу. Тогда ил забирается железной лопатой и выбрасывается на берег; выползающие из него личинки собираются и опускаются в ведро или иную посуду с водой; на ночь и во время уженья посуду с добычей следует накрывать, иначе личинки расползутся.

Для того, чтобы покончить с метлицей, отмечу здесь, кстати, что область распространения ее отнюдь не ограничивается реками Доном и Западной Двиной, но расширяется до почтенных географических пределов. Как утверждает Сабанеев, метлица населяет реки северо-западной, северной и частью средней России. Есть основание думать, что перечень этот не совсем полон, так как по моим сведениям, метлица населяет р. Дон, между прочим, и в районе Области Войска Донского. Если это справедливо, то в черту распространения метлицы надо включить и южное течение наших рек.

IV.

Задумав испытать уженье на метлу, я, тем не менее, не мог осуществить эту мысль в прошлое лето. Встреча моя со стариком случилась в конце июля, а в августе уже поздно было делать почин, и главное нельзя было в короткое время оборудовать специальную снасть для этого уженья. Все, что в данный момент имелось под рукою, не стояло на высоте желаний и было забраковано.

Отложив дело до будущего, я, по окончании прошлого сезона, занялся разработкой проекта снасти для нового уженья, и в принципе наметил следующие для нее основы. В зависимости от рода насадки, особенностей клева и возможности подсечки крупной рыбы, уженье на метлу мыслимо только на исключительный тип снасти. Крайне нежная по своему строению метлица может держаться только на небольшом крючке: она легко срывается с крючка рыбой, и потому малейшее колебание лесы требует быстрой подсечки; условие это исполнимо лишь при крайне легкой спасти, как для быстроты подсечки, так и для меньшего утомления руки, в случае усиленного клева и беспрерывной смены закидывания подсечкой. Но самое важное, чтоб эта снасть не спасовала пред крупной рыбой.

Этим основным требованиям, по-моему, отвечало бы следующее: тонкое, средней длины и умеренной гиби, бамбуковое удилище; тонкий, но прочный шнурок, крючек № 7-9 на жилковом или проволочным поводке и катушка, в 11/4 или в l1/2", без которой на эту жидкую снасть не возьмешь сазана даже в 10 ф., не говоря о большем. Тут уж даже пламенный антагонист катушки поневоле примирится с ней, как с неизбежным злом, иначе... „чека его не возымет"... Выйдет не дело - только мука.

К изготовлению задуманной снасти я приступил в начале этого года, войдя, с магазином  С. А. Малиновского и с бароном П. Г. Черкасовым, в переписку о покупке для себя и своих знакомых, увлекшихся для компании со мной заманчивостью нового уженья, нескольких катушек и приборов к ним „Норабъ". Остановился я на катушках из никкеля, но, в ответ на запрос, г. Малиновский предложил мне катушку этого сорта в 13/4", что совсем не входило в мои расчеты. Очевидно, никкелированых катушек меньшего размера в продаже не было. Желая иметь вещь по сердцу, я воспользовался поездкой в Москву одной знакомой дамы, и возложил на нее миссию розыска катушек. Обегав все магазины, дама еле нашла и купила, у того же г. Малиновского, три катушки: одну оксидированную 11/4" и две медных 11/2", довольно, впрочем, изящных и прочных, по 1 р. 25 к. за штуку.

Затем, от П. Г. Черкасова, я получил четыре катушечных прибора „Норабъ", взятые у С. И. Дойникова по 75 к. за штуку. Кроме хорошего - о них сказать нечего: это отнюдь не затея или роскошь, но очень практичная, необходимая и даже незаменимая вещь. При этих приборах соединение и разъединение катушки с удилищем - дело нескольких секунд; не то, что привязка, очень кропотливая, требующая времени и возни. Положение катушки в приборе непоколебимо прочно. Этого не даст никакая привязка. С ней возможно следующее: прошел дождь, - привязка вымокла и затянулась крепче; высохла - ослабела: перевязывай вновь, а поленишься - потужишь. Раз, с ослабевшей привязкой, мне пришлось вываживать сазана: катушка виляет в стороны, сазан прет в глубь, ни сдать, ни подмотать шнура... Положение! Хоть и остался победителем я, но крови попортил пропасть...

Признавая полную целесообразность катушечных приборов вообше, я, тем не менее, не удовлетворен присланными мне главным образом, со стороны их размера. Они вполне подходят к большим и средним катушкам и к толстым удилищам, но слишком велики для катушек в 11/2" и слишком широки для тонких удилищ, чем и оказались непригодными для моей цели. Отсутствие пропорциональности в составных частях удочки, не говоря уже о непрактичности сочетания, нарушает изящество, гармонию снасти, и лично для меня невыносимо. Для самых малых катушек и приборы должны быть малыми, - не больше размером того, что дан в чертеже, на стр. 77 Вестника, за 190-1 г.

С покупкой катушки - основного базиса снасти - все остальное добылось и приложилось легко, и ныне я с товарищами, вооруженные до зубов, нетерпеливо ожидаем наступления и открытия сезона уженья, чтоб испытать новый, неведомый, многообещающий лов. Что-то сулит нам загадочное будущее?

Делясь с товарищами по страсти своими планами, усерднейше прошу тех из них, кому это возможно, также испытать, в нынешнее лето, уженье на метлу, и о результате отозваться в Вестнике, что обещаю сделать и с своей стороны. Для пробы можно применить самую простую примитивную снасть.

Всякое расширение сферы уженья крайне желательно в интересах нашего кружка. А развитее столь живого, разнообразного и увлекательного лова - как уженье на метлу - более чем желательно. И, в случае удачи опыта, в которую я глубоко верю, лов на метлу должен бы заслуженно получить широкое у нас распространение и стать первенствующим в области удильного спорта.

Желаю всякого успеха вам, товарищи, в предстоящее лето!

 М. Я. Харитоновъ.

Воронежъ, Aпрель, 1905 г.


 
2 декабря, Вот тебе и рыбалка в Казахстане., Зимняя рыбалка имеет все шансы стать незабываемой, Использование автомобильных громкоговорителей во время проведения мероприятий, Ловля карпа на макуху, Места для рыбалки в Москве, На сегодняшний день среди среди способов ловли карпа лидирующее место занимает снасть, Не всплывающие и не цепляющиеся на сильном течении стримеры и нимфы, Отчет о рыбалке в Радищево, ПРИКОРМКА ДЛЯ ХОЛОДНОЙ ВОДЫ, Рыбалка в Тольятти, Рыбалка в июне, Рыбалка на фидер весной, Садок для карпа, Секрет ловли крупной щуки, Снасть-капкан Павлова, Судак. Самара. Способы ловли судака., Сызрань, Технопланктон.Толстолобик.Рыбалка., Уклейка, Якорь-незацепляйка, бойлы на карпа, волга, дафний, законы о рыбалке, как поймать сазана, карп, которые мы сейчас и рассмотрим. Для начала отметим, лещ горячего копчения, мотор лодочный сузуки, новая рачейка 2018, окунь, платное озеро, позволяющая приобретать билеты в онлайн режиме., попугайчик, разведение карася, рыбалка в сызрани, рыбалка летом, рыбалка на волге, чебак

Показать все теги